02.05.2016 | Политика

Незакрытое дело семейства Гонтаревых

Незакрытое дело семейства Гонтаревых

Намеренно или случайно, но постановление о закрытии дела в отношении депозитов семейства Гонтаревых в "Дельта Банке" фактически стало обвинительным приговором, показавшим, как "работает" украинская коррупция

20 апреля состоится совместное заседание двух парламентских комитетов – по финполитике и банковской деятельности Сергея Рыбалко и по вопросам противодействия коррупции Егора Соболева. На нем депутаты собираются обсудить выдвинутые против главы НБУ Валерии Гонтаревой обвинения. С большой долей вероятности, по результатам заседания будет поднят вопрос об обращении к президенту с призывом отправить Валерию Гонтареву в отставку. Как уверяет замглавы фракции Блока Петра Порошенко Анатолий Матвиенко, голоса за такое решение в парламенте найдутся.

Причин признать работу Гонтаревой неудовлетворительной немало. Одно из главных обвинений – совместный бизнес с руководством российского ВТБ и поддержка российского капитала (НБУ, к примеру, выделил 400 млн грн "Проминвестбанку", дочерней структуре российского "Внешэкономбанка", находящегося в санкционном списке США), и как результат двукратное увеличение доли активов российских банков в Украине. Масса вопросов по хищению рефинансирования НБУ, которое проходило за спиной "ничего не замечавших кураторов Нацбанка". И конечно, в вину Гонтаревой поставят провальную финансовую политику, которая привела к уничтожению десятков банков и потере населением депозитов на десятки миллиардов гривен.

Впрочем, сама Валерия Гонтарева, похоже, отнюдь не собирается в отставку. Связь с россиянами она будет отрицать, а сомнительным действиям Нацбанка на финансовом рынке наверняка найдется некая аргументация. Однако на заседании может быть поднята тема, "противоядия" от которой у Валерии Алексеевны не будет.

Речь об истории с депозитами ее сына Антона Гонтарева и его жены. 9 апреля глава НАБУ Артем Сытник публично заявил о том, что Гонтареву допрашивали по этому делу, а уже через пару дней НАБУ неожиданно сообщило, что дело… закрыто. Увы, те, кто хотел помочь Валерии Алексеевне избавится от открытого уголовного производства, сделали ей медвежью услугу. Постановление о прекращении дела превратилось в настоящий обвинительный акт, демонстрирующий, как "устроена" украинская коррупция и как беспомощны в борьбе с нею новосозданные антикоррупционные правоохранительные органы.

Однако немного предыстории. Как следует из материалов дела, 3 февраля 2014 года Антон Гонтарев разместил в "Дельта Банке" годовой вклад на 800 тыс. грн сроком на год. 9 февраля 2015 года депозит закончился, средства автоматически поступили на его текущий счет. Менее чем через месяц в марте 2015 года в "Дельта Банк" ввели временную администрацию.

Валерия Гонтарева в одном из интервью годичной давности признала, что у ее сына на счету в "Дельта Банке" было 800 тысяч гривен, вырученных от продажи дедушкиной квартиры. Из них после банкротства банка он сможет, как и другие вкладчики, получить лишь только 200 тысяч. Именно такую сумму возврата гарантирует ФГВФЛ. Остальные деньги ее сына, по словам главы НБУ, "пропадут".
"Год истек, когда банк уже не возвращал вклады, поэтому он его так и не забрал. Фонд гарантирования вкладов выплатит ему 200 тыс. грн – остальное пропадет", - рассказывала Гонтарева-старшая.

Однако осенью прошлого года заявление Гонтаревой поставили под сомнение. Вкладчики банка передали журналистам документы, которые свидетельствовали, что сын и невестка Гонтаревой не потеряли свои вклады. Часть денег они раздробили между неизвестными людьми, а часть сняли наличными через кассу. Причем сделали это накануне банкротства банка, когда другим вкладчикам удавалось получить в кассах банка 300-500 гривен.

Пресс-служба НБУ заявила, что информация о том, что Антон Гонтарев снял со счетов в "Дельте" 800 тыс. грн, является клеветой. Тем не менее, глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин подал по этому поводу заявление в НАБУ. Началось расследование.
Что же установили детективы? Из постановления о закрытии уголовного дела следует, что 9 февраля 2015, после получения на счет 800 тыс. грн, Антон Гонтарев разместил полугодовой вклад (до 8 августа) на сумму 200 тыс. грн, которая подпадала под гарантии Фонда гарантирования вкладов физлиц. Из оставшихся 600 тыс. гривен половину Гонтарев перевел на счет своей жены Валерии, а оставшиеся 300 тыс. грн снял двумя частями наличными через кассу. Два дня подряд кассир банка выдавала Антону Гонтареву почти по 150 тысяч гривен.
Такую же сумму, 150 тысяч, и тоже через кассу, сняла и невестка Гонтаревой. Еще 100 тысяч она отправила на счета своих родителей Владислава и Зои Томашевских. Таким образом, на ее счету осталось чуть больше 50 тысяч гривен. Если добавить сюда валютный депозит (который в переводе на гривны составил около 120 тысяч), Валерия Гонтарева-младшая оставила в "Дельта-банке" почти 170 тысяч гривен, которые подпадают под компенсацию Фонда гарантирования вкладов.

15 октября 2015 года сын главы НБУ получил свои 200 тысяч грн в "Укргазбанке", вернула свой вклад и его супруга.
Детективам НАБУ такое весьма "подозрительное" везение Антона Гонтарева и его супруги, не потерявших в лопнувшем "Дельта Банке" ни копейки сбережений, почему-то не показалось странным. Они даже не попытались выяснить, кому из вкладчиков "Дельта Банка" в феврале 2015 года удалось снять в кассе банка 450 тыс. грн наличными. По сути, семейству поверили на слово.

Антон Гонтарев заверил, что не просил мать посодействовать ему или его супруге в снятии денег из "Дельта Банка", и финансовое состояние банка с мамой не обсуждал. Глава НБУ Валерия Гонтарева дала следователям аналогичные пояснения. В банке также развели руками, подтвердив, что никто не просил банк помогать сыну главы НБУ.

Возможно, у 26-летнего детектива Валерии Жуковой не хватило опыта или знаний, чтобы довести расследование до конца? Свои сомнения в профпригодности детектива выразил и известный киевский адвокат Клим Братковский. Так или иначе, но активисты уже заявили, что не позволят спустить это расследование на тормозах. По словам журналиста Александра Дубинского, он встречался с руководителями НАБУ и изложил им свои сомнения по поводу глубокого и всестороннего расследования этого дела.

"Они очень многие вещи не выяснили. Например, остатки в кассе на тот день, не нашли клиентов, у которых были проблемы по снятию средств, они вообще ничего не установили. Более того, они не запрашивали внутренние документы банков по установлению лимитов, хотя они были. Я считаю, что они его просто спустили на тормозах, о чем я им и сказал. Мои адвокаты уже подготовили письмо с нашими соображениями на имя Сытника, и 19 апреля мы его отправим", - подчеркнул журналист.

Но вопрос о компетентности антикоррупционных структур лишь одна сторона медали. Речь о политической ответственности самой Гонтаревой, ведь в подобной ситуации любой европейский чиновник высшего звена не смог бы остаться на должности. Европейцы уделяют очень большое внимание таким вопросам, так как ложь чиновникам в малом свидетельствует о способности обмануть общество и в других, действительно важных вопросах.
Ходить за примерами далеко не надо: в феврале 2012 года британский министр энергетики Крис Хьюн ушел в отставку, когда выяснилось, что он превысил скорость во время вождения автомобиля, а потом солгал об этом. Еще одна показательная история политической ответственности – день рождения министра по делам электронного управления Латвии Ины Гуделе. В 2008 году СМИ написали, что на именинный торт и аренду помещения для празднования в министерстве потратили около тысячи евро. Именинницы на торжестве не было, более того, позже она вернула сумму в бюджет. Тем не менее, она подала в отставку после обнародования этой истории.
Многие европейские чиновники пострадали только за то, что их уличили в плагиате. Так, например, из-за этих обвинений пришлось уйти в отставку президенту Венгрии, министрам образования Германии и Румынии и т.д.
В Украине подобные истории практически ничем не заканчиваются. Пожалуй, пострадал "по европейским меркам" только один украинский чиновник высшего ранга – бывший министр экологии Игорь Шевченко. Его уволили только за подозрение в сомнительных связях, поскольку Шевченко летал вместе с бизнесменом Александром Онищенко на его самолете в Ниццу.
Безусловно, обвинения, связанные с депозитами в "Дельта-банке", для Валерии Гонтаревой – это лишь незначительный эпизод в сравнении с масштабом многих других коррупционных скандалов с участием чиновников НБУ. Для сравнения, по информации народного депутата Сергея Таруты, из "Дельта Банка" благодаря содействию Валерии Гонтаревой было выведено рефинансирования Нацбанка на сумму более 500 млн долларов.

Тем не менее, депозиты семьи Гонтаревых в "Дельта-банке" – это очень знаковая ситуация, это индикатор "европейскости" Украины, готовности политического класса Украины играть по правилам цивилизованного мира.
"С точки зрения политологии это называется кумовство и блат. И это никак не вписывается в морально-этический стандарт демократического общества, которое ориентируется на Европу. Там такого бы не допустили. Мы много говорим о евростандартах, политической этике. Но это – риторика. На деле же мы имеем дело с тяжелыми патологиями – "кумовством, клановостью, закрытостью". Они мешают нам двигаться в Европу. К сожалению, все эти наши болезни хорошо известны в мире. В том числе, голландскому избирателю, который голосовал на недавнем референдуме не в нашу пользу", - считает политолог Вадим Карасев.
Станет ли прецедентом история с депозитами Гонтаревых? Очевидно, что спрятать эту позорное дело уже будет сложно. Особенно с учетом числа пострадавших от банкопада украинских вкладчиков, которым повезло намного меньше, чем Антону и Валерии Гонтаревым.

Обозреватель

Расследования

  • Интересы губернатора Константина Брыля, народных депутатов Владимира Бандурова, Александра Пономарева и Сергея Валентирова продвигают в столице Леонид Крючков и Сергей Березенко, которых курирует друг президента Игорь Кононенко. Попутно решая финансовые и прочие проблемы партий «БПП» и «Наш Край» в Запорожском регионе
  • О незаконной приватизации Богуслаевым стратегического предприятия «Моторостроитель» (переименованного в ОАО «Мотор-Сич») с помощью президента Леонида Кучмы, попытках захвата ГП «Ивченко-Прогресс» и завода «Углекомпозит». Борьбе за власть внутри «Партии Регионов» и конфликте с Борисом Петровым и братьями Кальцевыми
  • ГО «САМООБОРОНА МАЙДАНА ЧЕРКАССКОЙ» ОБЛАСТИ раскрыла механизм незаконного обогащения должностных лиц под прикрытием банкротства предприятий арбитражными управляющими